21:07 

Where We Would Be?

Lightrider
White bone shine in the iron-jaw mask, lost mastheads pierce the freezing dark, and parallel my isolated tower...
Где мы будем, когда настанет будущее?

Это вопрос, который не давал мне покоя, когда я лежал в сумрачном ржаном поле где-то в неизвестном всему миру месте. Эта мысль носилась в облаках тревожной птицей, но я смотрел в странное небо, и тоска была приятной. Как так может быть? Может, потому что в этом же самом месте я видел солнечные облака пятнадцать лет назад, или я пролетал над ним, и тогда было хорошо? Может, просто это уже самые последние дни, за которыми не будет ничего, и поэтому ничего не жалко, и поэтому так приятно? Почему мне нравится эта тоска?

Where we would be when the future comes?

А может, дело просто в том, что это другой мир, живущий собственной жизнью. Любой его фрагмент в той или иной степени связан со всеми другими, что ты видел прежде, и если достаточно долго прожить и много пробыть в этом состоянии, то фрагменты рано или поздно соберутся в общую более-менее сносную мозаику, которую можно будет считать картиной жизни, или скорее антижизни, обратной сущности. Вот мы ходим по поверхностям – по земле, асфальту, траве, бетону, коврам, мрамору, но все-таки мы направлены вверх. Наверное, когда мы засыпаем, нас переворачивает и мы ходим по нижней части поверхности, и направлены вниз, а притягивает нас к верху. А как еще объяснить, что здесь мы не видим всего того, что видим там, в полной точности совпадающим, но иногда видим невероятно похожим, словно пропущенным сквозь антиматериальную призму? И едва падаешь туда, снова как будто попал в цельный, непрерывный мир, только открывай новые места в нем. Словно в игрушке-стратегии, как варкрафт-2 – много еще черного пространства на карте, но побывав в одной точке, и потом в другой, ты не скажешь, что это разные миры. Это один, цельный мир, в котором нет исключений, а есть только уровни и подуровни подсознания и бессознания. Вот точно таким же является наш антимир, это я по собственному опыту уверенно могу заявить.

Поэтому, когда я лежал в том поле, то чувствовал не только то, что мир на грани того, чтобы разом перестать существовать, и что мне нравится мучить себя мыслью об этом. Да, мне нравятся такие моменты, когда кажется, что ты бежишь по узкой тропинке, подвешенной над бесконечным Ничто. Но сейчас дело было не в этом. Просто я закрыл глаза и тут же почувствовал – через широкую чистую реку перекинут тонкий мост, а на нем на одной ноге стоит робот-канатоходец, а дети плещутся в воде и строят домики из разноцветных кубиков. Это еще за городом. А когда я вхожу в город, то просто ошеломлен красотой прозрачно-синих туннелей и волевых жителей, прозрачной, кристально чистой рекой (все той же), обрамленной в две небесно-синие набережные. Я вроде терпеть не могу бег людей в городе туда-сюда по их глупым никому не нужным делам. А здесь они делают это красиво, одно удовольствие смотреть. Futuropolis. Горький. Конечно же, это город Горький, что на Волге. А я, конечно же, совершаю свой второй пеший поход вдоль реки, от истока к дельте, в сторону Прикаспийской низменности. Только что-то меня гложет в глубине, что-то неприятное, и я не могу вспомнить причину того. Проходит несколько дней, а я перемещаюсь южнее, уже миновав Самару, Саратов и Волгоград, и тогда вспоминаю, что уже когда я в прошлый раз совершал свое путешествие, чем дальше я шел вдоль реки, тем менее приятной был ее вид. Я вспоминал все эти места, в которых уже был, одно за другим, и те впечатления, и мне было странно. Когда начались степи, река была уже совершенно серой, а растения и животные уже не обитали вблизи ее, все, что было рядом, погибло. Последние дни в Астраханской области я шел, едва не лишаясь сознания от смрада, который шел от реки, но знал, что должен выполнить долг и дойти до конца. В прошлый раз все было еще не так плохо, и я решил повторить поход, чтобы увидеть еще раз эту дикую метаморфозу. Голубая, небесная гладь Волги в городе будущего Горьком, и этот степной мор, моор. The Moor. Не казалось ли вам уже само это слово жутковатым?

В общем, все это ерунда полная, в телефонной трубке все драмы происходят, швырнул в негодовании с дзыньганьем. Это было в совершенно астральной квартире в самом центре Москвы, там, где «водный стадион» пересекается с Москва-рекой, ну, где еще трамвайчики по монорельсу ходят из Дорогомилово в торговый район с серыми параллелепипедальными небоскребами. Квартира была однокомнатная и у нее не запиралась дверь, и это определило ее специфику – в нее заходил, кто хотел, но ее еще надо было увидеть. Я ж опоздаю, мне надо по рыжей ветке на юг, да срочно, но как назло, сегодня весь день метро по ней не ходит, перебои с электричеством! Да ну, чушь, я же в Измайлово приехал, во дворах гулять! Зима, лыжи, новый год! Дворы сизые. Дома не менее. Гуляли отлично, плохо помню с кем и когда. Возвращаясь домой от метро, примечаю торговцев красными цитрусами с лотками во дворе. Наверное, вон та тетка продавала в молодости светляков-дюймовочек в игрушечных домиках, которые поют завораживающую, но не поддающуюся идентификации мелодию, от которой слезы ручьем у всех. Но она уже давно их не продает, и наверное, это немного грустно. Ооох, сколько раз я здесь прошел, и не сосчитаешь, этот путь от дома до метро с закрытыми глазами пройду, но однажды закрытые глаза не спасли меня. Это было очень давно, и на старом асфальте ножом было нацарапано что-то вроде «В нашем мире задумываются только глупые, умные просто живут», и еще несколько подобных реплик, пока я шел. «Юра + Аня = &», вот это уже менее привычно, что-то меня это настораживает. Смеркается. Какое смеркается, семь часов утра, я в детский сад иду! Бегу! «Гисть» - большими буквами выцарапано на асфальте. Просто и беспристрастно, «гисть». Я в ужасе убегаю как можно дальше от этого места, но понимаю, что мне придется вернуться домой, и уже сейчас, а значит еще раз пройти мимо этого. Я бегу что есть сил и зажмуриваю глаза, как могу. Сквозь закрытые веки мимо отчетливо проносится: «гисть».

Знаете, что мы делаем на досуге? Прыгаем с крыш. Опасающиеся – с семнадцати-шестнадцатиэтажных, кто посмелее – с 14-15. Мы самые крутые, мы уже давно прыгаем с двенадцатиэтажных (ну мы же не совсем больные, с девятиэтажек прыгать, не говоря уже о пяти – с них только самоубийцы…) Хотите, я расскажу, как? Должен обязательно быть карниз, без карниза ничего не получится. Он должен полувисеть, полу-отваливаться, выглядывая из окна или с балкона наружу. Ты берешь сумку или рюкзак, лучше всего торбоподобный, и держишься за его открытые створки, и прыгаешь с ним, как с парашютом, он ускоряет падение! Особые фрики в этом деле добились невероятных результатов, их прибивает к земле в одно мгновение. Но мы любители, и задротств не любим, к тому же, мы самые крутые, поэтому можем выпендриться и прыгнуть медленнее. Все-таки, статус – двенадцатиэтажники, не какие-нибудь там малыши, которые тренируются на доме между улицами Бориса Галушкина и Касаткина.

А когда напрыгались – гулять в районе. Там леса бирюзовые и зеленые, там иногда встречаем наших друзей-гномов. Не хреновых ролевиков, настоящих гномов, ие, они такие же светло-сиреневые, как мой старый друг из этого леса, но он уехал куда-то в другое полушарие, что я тут ищу? Сегодня тридцать первое декабря, темно и сумрачно, снег, праздник, лыжники вокруг, то тут, то там – некоторых можно заметить по красным огонькам, с которыми они катаются – весь лес в этих красивых огоньках. И я на своих лыжах среди хвойных запахов. Множество елок, целый прилесок елок. Как это непонятно было, когда в местах, где обычно были трамвайные пути и улицы, остались полуострова и мартовские заводи, иногда сюда заглядывает водный патруль, но редко, слишком уж тут тихо и хорошо. Но что я отвлекся, пока еще не наступил даже новый год, что-то волшебное есть здесь вокруг, в этом частом еловом лесу. И все-таки деревьев становится меньше, прорежается. Передохнуть минутку и дальше ехать, но что это! Ель встала посреди леса, и вспыхнуло благодатной молнией небо! Ель огромна, она велика и ей невидимо поклонился остальной лес, и она сияет на фоне голубоватой пелены облаков, и все это – посреди нашего бульвара!

@музыка: Porcupine Tree "Where We Would Be"

URL
   

From Altair To Albireo

главная